March 2nd, 2019

Buy for 30 tokens
Заказчиков выступал никто иной, как российские спецслужбы. Это их почерк Фото: Яндекс Картинки (Киев) "Убийство Шеремета было совершено с целью дестабилизировать ситуацию". Всем желающим показали кадры с камеры видеонаблюдения, на которых запечатлены убийцы журналиста. Ими…

Амстердам исключит проституток из списка достопримечательностей. Украинкам Go Home!

улица

Квартал красных фонарей в Амстердаме — один из самых известных в мире.
Под ним подразумевают район Де Валлен, где расположены публичные дома,
секс-шопы, секс-театры, магазины по продаже марихуаны и так далее.

И вот. Мэр Амстердама Фемке Халсема призвала реформировать знаменитый Квартал красных фонарей — городской район,
в котором процветает наркомания и разврат.

Collapse )

В Германии школьников учат пить пиво на специальном уроке! Родители протестуют!

пиво

В Германии могут прекратить скандальный алкогольный эксперимент с участием подростков.
Оказывается, в школах страны уже несколько лет проводят уроки, на которых учащиеся употребляют спиртное.
На внеклассных занятиях мальчикам предлагают пиво, девочкам — шампанское.

Внеклассная попойка!)
Наверное такие уроки не пропускают )

Collapse )

Ромашка

Няша Королёва задремала. Чудовищное фото без прикрас.

Новый пост
https://sen-semilia.livejournal.com/2448950.html


кор835

Вы еще спите?
Вот и Няша, как называет свою супругу Тарзан, задремала, а он снял (фото под катом) и выложил, после чего Королева пришла в ярость.
Мне кажется, любому не понравится, когда такие кадры показывают на всеобщее обозрение.

Collapse )

Как в Леруа обманывают клиентов.





Не стоит вестись на посулы продавцов Леруа, что можно без проблем сдать товар обратно, если по каким либо причинам он не подошёл , в течении 100 дней.

Я неоднократно раньше сдавал в течении 100 дней товары, которые сломались.Титановую лопату, жало которой почему- то гнулось, кусторез Белотту, у которого отломился верхний резак.Деньги получал обратно в течении пяти минут, после заполнения заявления о возврате.

Но сейчас все изменилось.Деньги за товар стараются не возвращать в принципе.Купил в Леруа фильтр для воды Хоневей, стоит 2990 рублей.Он у меня стал капать, я его демонтировал и оттащил назад в магазин, в надежде получить назад деньги.Как бы отремонтировать его никто не отказывается, но мне он не нужен больше, так как я его заменил фильтром другой марки.Ибо эксплуатировать систему водоотведения загородного дома, без фильтра чревато повреждением оборудования.

Фильтр в магазине объявили технически сложным товаром, хотя он состоит из колбы, сетки и выпускного крана.Мои аргументы о том, что фильтр подтекает и я хочу назад деньги были проигнорированы и мне выдали телефон поставщика, с которым я должен сам решить проблему.

Дело закончилось тем, что я сдал товар на экспертизу( тому же поставщику) и жду их решения о возможности возврата денег.

Но менеджеры Леруа клятвенно на словах заявляют, что если у них купить ту же систему водоочистки для загородного дома, то её можно так же беспрепятственно сдать назад в магазин в течении 100 дней, если она по каким- то причинам не подойдёт.Что абсолютно не соответствует действительности, ибо это сложный товар, который побывает в эксплуатации...А люди ведутся.Любой товар свыше 3000 руб. , даже если неисправен в Леруа стараются назад не принимать и деньги людям не отдавать.Будь он хоть трижды не исправен.
kladez-zolota 45

Все время забываю...

Ну вот опять...
Только успеешь привыкнуть, как все меняется.

Лет 20 назад, когда меня спросили сколько мне лет, я начала путаться - 27, 25, 26... В итоге просто сказала дату рождения, т.к. сходу не смогла вспомнить )))
Я думала, что такое бывает от усталости, от большого потока событий.
А вот и нет, я до сих пор путаю, и каждый раз высчитываю по году рождения.

Все это я к чему? К новому дню рождения ))



Collapse )


Любимые блины Льва Толстого



Вчера в Москве стартовал гастрономический фестиваль "Масленица". С 1 по 10 марта Москва провожает зиму и встречает весну песнями и плясками, уличными забавами, красочными театральными представлениями и, конечно же, блинами! Каждая из двадцати четырех площадок приготовила для вас насыщенную праздничную программу. Например, на Тверской площади будем смотреть удивительные кукольные спектакли, на Манежной площади — наблюдать за бытом шумного масленичного городка, на Митинской улице осваивать гончарное мастерство. Все развлечения на фестивале бесплатные.
Collapse )


я

ЖКХ начисляют россиянам миллионы долгов



Срочно зайдите на сайты ваших ЖКХ, найдите там личный кабинет - или зарегистрируйтесь, и проверьте, сколько вам там приписали. Один человек из Соликамска (Пермская область) вот так зашел, а там - 17 миллионов рублей долга!

Collapse )

кот читает книгу листая

Фоторепортаж: Мавритания - страна, где "всё выключено"

Если вам наскучили путешествия в формате «все включено», Мавритания покорит своей самобытностью!

Приезжают сюда, чтобы увидеть бескрайние просторы пустыни Сахара, познакомиться с образом жизни бедуинов, узнать историю этого края, некогда бывшего центром развитых африканских цивилизаций древнего мира. Однако отдых в Мавритании нельзя назвать популярным направлением — туризм в этой стране абсолютно не развит.

01

Collapse )

Collapse )

Марина, 38 лет. Содержанка


Считается, что «золотой» возраст содержанки – это молодость. А после тридцати у дам полусвета случается почетная сексуальная пенсия, кошки, и разведение герани в горшочках. Однако, это совершенно не так.

Я познакомилась с интересной женщиной, Мариной, которая только начала путь содержанки после развода с мужем, в 38 лет. Некоторые, столкнувшись с распадом семьи в таком возрасте, посыпают голову пеплом и боятся одиночества. А Марине сейчас сорок, и у нее есть три мужчины от 37 до 44, готовых вкладывать деньги в ее красоту и настроение.

Collapse )

Блогер едет на Евровидение. Позор Франции или прорыв?



Не успела публика опомниться от шоу под названием "отбор участника на Евровидение", исполненного на украинском языке, как из Франции пришли еще более ужасные новости.

Во французском национальном отборе победил 19-летний андрогин Билал Хассани. Молодой человек, выступающий в женском образе, представит страну с песней «Рой» на конкурсе в Тель-Авиве.

Казалось бы, а что тут такого?  Голливудские звезды все как один  отказались признавать пол своих детей. Анджелина Джоли переделывает девочек в мальчиков, а  Хайди Клум наоборот, мальчиков в девочек и даже в семье королевы Англии скоро родится ребенок, чей пол будет  ни мужской ни женский.

Гендерное равенство широко шагает по планете, так почему бы бесполому существу не принять участие в конкурсе европейских фриков? Тем более, он далеко не первый ....
Collapse )

Олимпик-парк



Катался вчера вечером на нашей местной городской горке – в «Олимпик-парке», пока у дочи шла тренировка (она учится лыжам в спортшколе там же, но на детском склоне, конечно же) и был поражён, насколько мало сейчас людей ходят кататься. Вышел на трассу примерно в 18.45 и полчаса катался буквально один. Потом на 4-ом склоне нашёл маму с ребёнком, и уже к финалу катания ещё человек 7-8 подкатили – и всё на этом. А спортивный комплекс этот в центре города у нас фактически. Удивлён пассивностью народа…



Хотя лучше, чем мои тёмные ночные фото/видео, возьму для иллюстрации «Олимпик-парка» чужие нормальные светлые контрастные фотки, а свои позже, если получится, как-нибудь сделаю и вставлю потом сюда )))



Ну, как вам нравится наш за́мок?



Но рассказать хотел немного о другом, на самом деле.
Collapse )



#Олимпикпарк
Ромашка

Никогда не могла подумать, что такое может твориться в Кремле...



Давно я не была в Кремле и такого не видела.
Вообще, подумать не могла, что сейчас в Кремле может такое твориться.
Сказать, что в шоке, мало . Это надо видеть.
Записала несколько видео.
Все записи мои личные.
Под катом.

Collapse )
тундра

Охрана за счёт бюджета

Сейчас во всех школах есть на входе охрана.Увы, реалии нынешнего неспокойного времени. Насколько она эффективна или нет, это отдельный вопрос. В наше время "охраной" была вахтёрша-пенсионерка . Сидела себе в комнате рядом со входом, носки вязала своим внучатам.

Collapse )

Отдохнем от политики, идите вы все в баню и я пойду:))))

Золотые правила посещения бани

Еще наши предки знали о целебных свойствах бани: она придает бодрости и сил, омолаживает тело и душу, выводит токсины из организма. А еще с помощью банных процедур можно укрепить иммунитет, вылечить некоторые заболевания кожи и дыхательной системы и даже похудеть.


Баня — это прекрасный способ отдохнуть и привести себя в порядок. Но прежде всего это целый ритуал! Лишь соблюдая все его тонкости, можно достичь нужного эффекта. Давайте выясним, как подготовиться к походу в баню и какие правила необходимо соблюдать в парной.

Collapse )

тундра

За советом в любимую газету

Как у нас всё-таки народ любит СМИ. Любит и верит, что любимая газета поможет им в любой ситуации. Даже казалось бы в абсолютно безвыходной. Потому и обращаются в свои газеты, поверяют им самое сокровенное и спрашивают совета. Казалось бы, как можно помочь, что посоветовать в той ситуации, что приведена на скрине ?! А ведь там настоящий крик души...

Collapse )

тундра

Божена в состоянии депрессии. Санборт для неё просят

Родные Божены Рынски просят помощи для ее транспортировки из Испании в Россию. Потому как Божена в депрессии и не может лететь обычным самолётом. Ей сейчас очень трудно, нервы расшатаны известными потрясениями и свалившившимся на неё горем. И вообще ей нужно помочь...

Collapse )

тундра

Поймай яйца

Помните такую игрушку ?! Появилась она в СССР в середине 80-х годов, если память не изменяет. Стоила очень дорого. Купить её для детворы считалось шиканейшим подарком. А игра простенькая по современным меркам.

Collapse )

я

Кадырова просят забрать Емельяненко в "Ахмат"

В царской России "херый" - выпивший - считался подпадающим под смягчающие обстоятельства. Возможно, Александра Емельяненко, который в пьяном виде на золотом мерседесе носился по улицам, бодался с эвакуатором, обозвал полицейских земляными червяками, или как-то так... и скрылся в ночи.



Александр Емельяненко человек старых традиций. Может быть, он и правда не знал, что состояние опьянения уже десятки лет является отягчающим обстоятельством, а не смягчающим.
Collapse )

Родственные симптомы. Константин Семин. Агитпроп 02.03.2019



Через пять лет после Майдана можно сколько угодно спорить о результатах, о приобретениях и разочарованиях, но никто не скажет лучше — жив пациент или мертв, чем... детский врач.

Collapse )
котик читает газету и моргает

Фоторепортаж: Сафари в Национальном парке Селус

Давайте совершим еще один скачек в пространстве и времени, и ненадолго окажемся в Национальном парке Селус - самом большом заповедник Африканского континента. Более того, он входит в топ самых крупных национальных парков во всем мире, ведь его площадь насчитывает около 55 тыс. кв. км., это 5% Танзании и даже больше площади Швейцарии!

01

Collapse )

Collapse )
Русский Крым

Вечерняя прогулка после снегопада № 2 13 / 2 - 2019 Среда !

Ну вот наконец и вторая часть фоток , Но тока я еще раз отмодерировал ( оставил в альбоме не запостил )
Потому что там есть повторы ( Кремлёвская набережная ) . И общий итог 38 фоток ...
Ну вот наконец то запостил фотки с првошлой среды , правда пришлось поделить их на 2 части .
Но вторая часть пойдет в пятницу там фоток  больше будет около 50 ...
А этот пост сделал быстро . вторая часть уже загружена и ждет пятницы ....
Как и прошлый пост про Лихаборку делал при помощи  фильтров ...
Ну ладно не буду задерживать смотрите фотки ....

Collapse )
Русский Крым

Камень Туро и кельтская культура Ла Тен.



Гранитный камень Туро (Turoe Stone) находится в Ирландии, в графстве Голуэй (Galway), в деревне Буллаун (Bullaun), в 6 км к северу от Лафреи. В течение многих столетий этот камень находился в Фервеор (Feerwore), примерно в 3 км от Буллауна, но в 1850-х годах его перенесли на нынешнее место на ферму Туро.



Археологические раскопки на месте находки камня дали много материала, свидетельствующего о том, что открытое место и сам гранитный камень высотой 1,68 метра, датируется периодом от 100 до н.э. до 100 г. н.э. Позднее место раскопок было закрыто.

Камень Туро теперь установлен на бетонном основании, расположенной в закрытой защитной конструкции (сарае) на лужайке перед домом Туро, и является национальным памятником Ирландии № 327.



Джордж Коффи (George Coffey) в своей статье 1904 года для Королевской ирландской академии, посвященной искусству Ла Тен, относит вырезанные узоры орнамента на камне к характерному кельтскому стилю.



Концентрические спирали, характерные для искусства Ла Тен, выгравированы в горельефе (фр. haut-relief — «высокий рельеф») глубиной около трёх сантиметров. Некоторые исследователи высказывают предположения, что в камне Туро отображён фаллический культ, принятый у древних кельтов, как и у скифов. Многие интерпретируют три глубокие линии внизу и горельефные спирали на камне Туро, как крайнюю плоть, а концентрические спирали вверху могут обозначать мужское семя.


0мвал на греческой монете Селевка-III, с Аполлоном, сидящим на священном камне омфалос в Дельфах

В древней Греции на торговых путях и перекрёстках дорог ставили фаллические столбы, олицетворяющие бога Гермеса, охраняющего дороги, ворота, перекрёстки, границы сёл и городов. Гермес (др.-греч. Ἑρμῆς, микен. e-ma-a) — сын Зевса и Геры, в древнегреческой мифологии бог торговли, дающий богатство и доход в торговле, бог атлетов, вестник богов, покровитель путников.



Статуи Гермеса ставили и на погребальном кургане, где он охранял границы ведущие в потусторонний мир. Неудивительно, что область, где царские скифы хоронили своих умерших называлась Геррос.

Путешествуя по Скифии Северного Причерноморья, в VI -V вв. до н. э., Геродот называет скифские земли на Нижнем Днепре и в Приазовье, а также земледельческий регион на Среднем Днепре, где жили скифы-пахари или борисфениты, и Левобережье Днепра со смешанным населением (гелоны, будины, часть борисфенитов).

О пышных погребениях скифских царей писал древнегреческий историк Геродот, писавший о том, что скифы хоронили своих царей в области Геррос, на вершине кургана устанавливали стоячий могильный камень, скифское изваяние — Херъ (др.-греч. Ἥρα, микен. e-ra), давшее название всему месту захоронения Геррос, отсюда выражение: «отправить к праотцам» — «послать на Геррос».



Летописец Нестор, упоминая славянские племена между Днепром и Дунаем, добавил, что «они проживали на земле, называемой Великой Скифией».

Старославянское: кара (Old Church Slavonic: kara) – «раздор»; Old Persian: kara — «хозяин, люди, армия»; Greek: koiranos — «правитель, вождь, полководец»; Среднеирландский: cuire – войско; Литовский: karas — «война,ссора,» происходит от PIE корня *korio- «война», «военный оркестр, войско, армия» Древнегерманское слово *harjan (ХАРЬЯН) .

От Proto-Germanic: *harjon (ХАРЬЁН), Old Frisian: urheria (УР-ХЕРЬЯ) -«грабёж, опустошение,» Old Norse: herja (ХЕРЬЯ) — «набег, грабёж,» Old Saxon: herion (ХЕРИОН), Old High German: herion (ХЕРИОН), German: verheeren (ВЕРХЕЕРЕН): «ограбить, опустошить».

От Proto-Germanic: *harjan (ХАРЬЯН) — «вооруженные силы»; Old English: here (ХЕРЕ), Old Norse: herr (ХЕРР) — «армия, отряд, толпа, большое количество; » Old Saxon: heri, Old Frisian: heri, Dutch: heir, Old High German: har, German: Heer, Gothic: harjis — «воин, армия»

Английское: harry (v.) от Old English: hergian — «война, грабёж, опустошение,» слово 1400 г., использованное в англосаксонской летописи для обозначения чувство «беспокойство, побуждение, беспокойство», оно происходит с времён нашествия викингов на Англию.

Гарольд – ‘Harold’ от Proto-Germanic *harja-waldaz (ХАРЬЯ-ВАЛДАС) – «предводитель армии». В первом элементе английский словарь видит слово harry от Old English: hergian — «война, грабёж»; второй элемент образован от PIE корня *wal- (ВАЛИТЬ) быть сильным («to be strong») и Proto-Germanic: *waldan, заимствованное в Old English: wealdan. Имя Гарольд разделяет этимологию с ‘herald’ – вестник, глашатай.



Культура Ла Тен (La Tène) — кельтская археологическая культура железного века ( около 450 г. до н.э. — 1 г. до н.э.), распространённая по всей Центральной и Западной Европе (Франция, Швейцария, Испания), на Балканах, в Малой Азии, Британии и Ирландии. Названа по селению Ла-Тен (La Tène) в Швейцарии, в нескольких километрах от Нёвшателя.



Территория ядра культуры Гальштат (800 г. до н.э.) показана сплошным желтым цветом, область влияния 500 г. до н.э., заключительный этап культуры Гальштата, около 650–450 до н.э. — обозначен на карте — светло-жёлтым.

Основная территория культуры La Tène (450 г. до н.э.) показана сплошным зелёным цветом, возможная область влияния La Tène к 50 г. до н.э. светло-зеленым цветом. Территории некоторых крупных кельтских племен помечены.

На востоке западная часть старого ядра Гальштата в современной Баварии, Австрии и Швейцарии сформировала несколько отдельную «провинцию восточного стиля» в начале Ла-Тена, соединяясь с западной областью в Эльзасе


Бронзовая фурнитура из Франции в «растительном» стиле кельтской культуры Ла Тен.

Культура Ла Тен (La Tène) была европейской культурой развивавшейся и процветавшей в конце железного века (примерно с 450 г. до н.э. до римского завоевания в 1 веке до н.э.), сменив культуру раннего железного века Гальштата без какого-либо определенного культурного разрыва.

Название кельтской культуры La Tène произошло от находки тысячи вещей клада, найденного в 1857 году на северной стороне озера Невшатель в Швейцарии, после падения уровня воды.

Исследователи культуры Ла Тен признают огромное стилистическое влияние этрусского, италийского, греческого, дакийского и скифского «звериного» стиля искусства на материальную культуру La Tène.

Носителями культуры La Téne были люди, известные как кельты или галлы. Древняя кельтская культура не имела собственной письменности.

Кельтская культура Ла Тен, были идентифицированы греческими и римскими авторами начиная с 5-го века терминами Галли и Кельтои. Термин «Celtoi» — «Кельт» впервые упомянут в рукописях античных авторов в Древней Греции в 500 году до нашей эры.


Скифский «звериный стиль» — 1 век до н.э.

Геродот Геликарнасский (484-425 гг. до н.э.) в 9-томной «Истории», в книге II («Евтерпа»), пишет:

«…Река Истр (Дунай) начинается в стране кельтов у города Пирены и течёт, пересекая Европу посредине. Кельты же обитают за Геракловыми Столпами по соседству с кинетами, живущими на самом крайнем западе Европы. Впадает же Истр в Евксинский Понт, протекая через всю Европу там, где милетские поселенцы основали город Истрию».

«Скифов-пахарей», «скифов-земледельцев», живущих на Днепре, Геродот называл «борисфенитами», то есть «днепровцами», которые, по утверждению Любора Недерле, были пра-славянами.

Самоназвание царских скифов СКОЛОТЫ (Skolot > Skolt > Kelt)

В биографии Caius Marius Плутарх писал: «… the country of the Celti… to that part of Scythia which is near Pontus» ( «страна кельтов… [относится] к той части Скифии, которая [находится] у Чёрного моря»), опять, как и ряд античных авторов, связывая кельтов со скифами. И далее – «whole army was called by the common name of Celto-Scythians» («вся армия называлась обычным именем кельто-скифов»).


Браслет в скифском «зверином стиле» -5-4-век-до-н.-э.-Сибирь

Сосредоточенная на территории древней Галлии, культура кельтского искусства Ла Тен широко распространилась, и охватила большое разнообразие местных стилей искусства.

Для скифского «звериного стиля» также, как и для стиля La Tène характерны изогнутые «кружащиеся» линии растительного орнамента, геометрических мотивов, стилизованного изображения скифского «звериного стиля» — животных и растений, особенно в металлоконструкциях.



Металлические украшения в стиле La Tène, выполненные из бронзы, железа и золота, известны в культуре Гальштата, стилистически характеризуются запутанными линиями, инкрустированными замысловатыми спиралями, чередованием тонких и толстых линий на бронзовых сосудах, шлемах и щитах, конских украшениях и элитных украшениях, особенно кольцах на шеях, называемых торкс (torcs) и сложные застежки — фибулы.

Стиль Ла Тен характеризуется элегантными, стилизованными криволинейными животными и растительными формами, в сочетании с традиционными геометрическими рисунками Гальштата.



Ранний стиль искусства и культуры La Tène отличался статичным геометрическим оформлением, в то время как переход к развитому стилю представлял собой переход к формам, основанным на круговых движениях трискеля («τρισκέλιον» — triskelion — «три ноги»).


Золотой кубок с лабиринтами из Микен

Некоторые подмножества внутри разработанного стиля содержат более специфические тенденции дизайна, такие как повторяющийся змеиный свиток стиля Вальдальгесхайма .



Археология кельтских погребений

Торговые связи и богатство сыграли свою роль в происхождении стиля La Tène

Создание греческой колонии в Массалии (современный Марсель) на средиземноморском побережье Франции привела к большой торговле с районами Гальштата вверх по рекам Роны и Сена, и ранним элитным захоронениям культуры Ла Тена, таким как кельтский некрополь в Vix Grave на севере Бургундии, содержащими импортные предметы роскоши, а также артефакты местного производства.

Укреплённое поселение Викс (Vix Grave ) включает несколько курганов, самым известным из них является могильный курган «леди из Викс», относящийся к 500 г. до н. э. Этот курган никогда не подвергался грабежу и содержит удивительно богатые и важные находки, в том числе большое количество ювелирных изделий и кратер из Викса, самый большой из известных металлических античных сосудов высотой 1,63 метр.



В местах захоронений кельтов археологи находят оружие, тележки, а также элитные украшения и бытовые вещи, что свидетельствует о сильной связи кельтов с загробной жизнью.

Из кельтских украшений следует выделить шейные гривны, или торквесы — бронзовые или золотые, полые, витые или ложновитые незамкнутые ожерелья с утолщениями на концах. Часто встречаются также браслеты, бусы и застёжки-фибулы.

Кельты делали своё оружие из железа, мечи в культуре Ла Тен длиннее гальштатских, из колющих коротких скифских клинков, кельтские мечи становятся режущим оружием. В кельтских погребениях находят мечи свёрнутые в спираль, или в восьмёрку, видимо, означавшую символическую смерть оружия, вместе со смертью его владельца. Известны кельтские кинжалы, копья с наконечниками длиной до 0,5 м, боевые топоры — как проушные, так и топоры-кельты.

Кельтские шлемы культуры Ла Тен вначале представляли собой подражание греческим и римским шлемам, но позднее приобрели знаменитую полушарную форму с навершием и бармами.

Кельты, как и гальштатцы, использовали повозки, конское снаряжение для верховой езды — псалии, упряжь, железные подковы.

Религиозные представления кельтов культуры Ла Тен известны нам из римских источников и по находкам кельтских святилищ. Судя по деталям орнамента кельты поклонялись Солнцу. У кельтов было множество божеств — Цернуннос (бог изобилия), Таранис (бог, аналогичный Юпитеру), Эпона (богиня лошадей).



Первоначально кельты культуры Ла Тена жили в открытых поселениях. Развитие городов — oppida — появляется в культуре середины Ла Тена. Жилища кельтской культуры La Tène были построены из дерева, а не из каменной кладки.

Народы культуры Ла Тена выкапывали ритуальные шахты, в которых совершались жертвоприношения и даже приносили человеческие жертвы. Похоже, отрубленные головы кельтов обладали большой силой, такой же, как у скифов, и часто изображались в резьбе.

Продуманные захоронения также раскрывают широкую торговую сеть. Экспорт из культурных зон Ла Тена в средиземноморские культуры был основан на кельтской торговле солью, оловом, медью, янтарём, шерстью, кожей, мехами и золотом.

Артефакты, типичные для культуры Ла-Тена, были обнаружены в Скандинавии, Северной Германии, Польше и на Балканах.



Барри Канлифф (Barry Cunliffe) отмечает локализацию культуры La Tène в 5 веке, когда возникли «две зоны власти и влияния — это территория Марна — Мозеля на западе с торговыми связями с долиной реки По через центральные Альпийские перевалы и галльской культурой (Golasecca), а также Богемская зона на востоке с отдельными связями с Адриатикой через восточные альпийские маршруты и Венетскую культуру»

Со своей родины культура La Tène расширилась в 4-м веке до большей части современной Франции, Германии и Центральной Европы, а также за его пределами в Испанию, северную и центральную Италию, на Балканы и даже в Малую Азию, в течение нескольких основных миграций. Артефакты в стиле La Tène начинают появляться в Британии примерно в то же время, позднее и в Ирландии.

В 400 году растущее кельтское население начало мигрировать на юг и запад, вступая в ожесточенный конфликт с местным населением, включая этрусков и римлян. Поселенческая жизнь на большей части культуры Ла Тена стала гораздо более нестабильной и подверженной войнам.



Примерно в 387 году кельты под командованием Бренна (Brennus) победили римлян, а затем разграбили Рим, став настоящей угрозой для римлян в ходе серии римско-галльских войн , до окончательного завоевания Галлии Юлия Цезаря в 58- 50 г. до н. э. Римляне препятствовали тому, чтобы кельты продвигались на юг, достигая Рима, но с другой стороны Адриатического моря кельты проходили через Балканы, достигая Греции. Кельты в 279 году атаковали Дельфы, и в Азии основали кельтское государство Галатия в Анатолии (Anatolia). К этому времени стиль Ла Тена распространился на Британские острова, хотя, по-видимому, без каких-либо существенных изменений в населении.

Примерно после 275 года началась римская экспансия в район Ла Тена, сначала римляне завоевали Галлию Цизальпину (Gallia Cisalpina). Завоевание Кельтской Галлии началось в 121 г. до н.э. и завершилось Галльскими войнами 50-х годов до н.э. Галльская культура теперь быстро ассимилировалась с римской культурой, породив гибридную галло-римскую культуру поздней античности.

Русский Крым

Свои свебы и свебский узел.



Свебы (лат. Suebi, Suevi, Suavi, Suevians) представляли собирательное название населения полиэтнической Восточной Германии, в союз свебский племён входили в основном древнегерманские племена, занимавшие в I веке до н. э. — II веке н. э. бассейн рек Эльбы, Майна, Неккара.
Этимологи считают, что слово «Свебы» происходит от протогерманского * swēbaz, основой которого служит прото-германский корень * swē-, означающего «СВОИ», либо на рефлексивном местоимении от третьего лица; либо от более раннего индоевропейского корня * swe; санскрит: swa; русский: свой, свои; польский: swój, swoi, латинский: sui, каждое из них означает «СВОЙ».

Свебское море (Балтийское море) во времена географа Птолемея предстаёт Сарматским Океаном с Венедским заливом, примыкающим к побережью Восточной Прибалтики.
Во времена Тацита на востоке среди племени Свебов упоминались венеды (праславянские племена). Cлавянский город Винета — Атлантида Балтики.



Тацит называл свебами все племена между Дунаем и Балтийским морем, которое именовалось — Mare Suebicum — Свебское море. Впоследствии (после Тацита) название «свебы» вытесняется в источниках названиями отдельных племён свебской группы, но не исчезает окончательно.

От и.-е. *suā-t- в славянском svatъ, первоначально означавшее только ‘свой, сородич’, от него образовано существительное svatъ и глаголы xoteti, xъteti, xvatati, xvatiti, в то время как глаголы svatati(se), svatiti(se) образованы позднее. В литовском есть слав. svatъ — ‘родич’, хотя и с завуалированным значением: svecias — ‘гость’, из *svetjas, и svetimas — ‘чужой’. В греч. όθνειος (отнеос) — ‘свой, εθνος (этнос) — чужой.


Конный воин -ХеРУСК (Cherusci) с характерным «свебским узлом» на голове, и в наряде германского воина.

В союз свебских племён входили древнегерманские племена, родственные свебам:
Херуски (нем. Cherusker, лат. Cherusci, греч. Χηρούσκοι, Χαιρουσκοί) — древнегерманское племя, относящееся к восточной группе древнегерманских племен. Конный воин -ХеРУСК (Cherusci) с характерным «свебским узлом«, и в наряде германского воина.
Гермундуры (лат. Hermunduri, герм. Hermunduren) — жившее в период с I в. до н. э. по VI в. н. э. в верховьях реки Зале, преимущественно на территории Тюрингии.
Квады (лат. Quadi), жившее в I в. до н. э. вдоль Майна, а с начала н. э. до VI века н. э. к северу от среднего течения Дуная, а также по верховьям Эльбы и Одера — на территории нижней Австрии, Моравии, Западной Словакии и Северной Венгрии. В начале V века Квады основали своё королевство в Северо-Западной Испании («Северное королевство»).
Маркоманны (лат. Marcoman(n)i, герм. «обитатели рубежей») занимавших пограничную с Римской империей территорию на левом (северном) берегу верхнего течения Дуная в 1 тысячелетии до н. э. на территории современной Саксонии и Тюрингии.
Лангобарды (лат. langobardī — «длиннобородые») вторглись в 568 году в Италию и поселились в североитальянской области Ломбардия.
Объединённые родством, все эти свебские племена называли себя * swē- «СВОИ».

Этимологи перечисляют следующие этнические имена имеющие один и тот же корень: суйоны (Suiones), самниты (Samnites), сабеллиан (Sabellians) и сабины (Sabines), что указывает на возможность более раннего более распространенного индоевропейского этнического названия «СВОИ». Среди Сабинских племён известны Вестины — Vestini, Мамертины — Mamertini, Марси — Marsi, Марручини — Marrucini, Пелигни — Peligni, Френтани — Frentani, Пичентес — Picentes, Херъничи — Hernici).

Название Свебы было хорошо известно классическим авторам как наименование одного из крупнейших групп Suebian — Свеби.
Судя по данным археологии и ономастики, значительная часть населения Свебов тесно связано с этногенезом славян.



Начиная с 1-го века до нашей эры, различные племена свебов двинулись на юго-запад от Балтийского моря и Эльбы и вступили в конфликт с Древним Римом.



Впервые свебы упоминаются в 58 году до н. э. Юлием Цезарем в связи с их вторжением в Галлию, под руководством АриоВиста (Ariovistus) перешедшие Рейн около 71 до н. э. во время Галльских войн.

Во время правления Октавиана Августа племена Свебов расширили свои земли на юг, на земли в юго-восточной части Галлии, в районах к северу от Дуная.

В это время романизированный царь свебов Маробода (Maroboduus, 30 г. до н.э. — 37 г. н.э.), из маркоманов (Marcomanni) основал первую конфедерацию германских племён в Богемии, существовавшую с 8 г. до н. э. — 17 г. н. э.

Свебские племена играли ведущую роль в государственном образовании Маробода во 2 веке н.э. Во времена правления в Риме императора Марка Аврелия (161—180 г.г) маркоманы под давлением восточно-германских племён вторглись в Италию.

Северные свебы, как часть семнонов, осели в Северной Германии, а остатки маркоманов — в римской провинции Верхняя Германия (Germania Superior).



Государство свебов в Испании (409—585 г.г.)

К концу 4-го века н.э. часть свевов вместе с вандалами и аланами через Рейн в 406 году свебские племена во главе с Гермериком (Hermeric) пересекли Рейн и ненадолго захватили Испанию, где они в конечном итоге основали королевство свебов. В последние годы упадка Западной Римской империи генерал Свебов Рицимир (Ricimer) был её фактическим правителем.

Государство свебов было завоёвано в 585 году королём вестготов Леовигильдом (568—586 г.г.), и разделило судьбу Вестготского государства.
Лангобарды позже заселили Италию и основали Королевство Лангобардов.

Оставшиеся в Германии аламманы в Баварии и Тюрингии, дали своё имя немецким регионам Швабия, Бавария и Тюрингия. Свебы участвовали в формировании высокогерманской культуры и диалектов, преобладающих в Южной Германии, Швейцарии и Австрии.
Свебы сыграли существенную роль в этногенезе современных европейских наций — австрийцев, немцев, испанцев, португальцев, западных славян, голландцев.


Швебский узел

Римский историк Тацит утверждает, что узел Suebian был прической, распространённой среди племени Suebi в Германии. Тацит сообщает, что завязанный на голове узел Suebian помогал человеку выглядеть выше и более внушительным на поле битвы.

Швебсий узел Suebian был признаком высокого статуса, и отличал свободного человека от раба. Узлы Suebian часто изображались в греко-римском искусстве. Самые сложные свебские узлы носили вожди и видные военачальники.

Во время археологических раскопок в Британии были обнаружены, так называемые, «болотные тела» — человеческие останки, которые более 2000 лет сохранялись в бескислородной среде болот, хорошо сохранились, волосы, кожа и одежда. «Болотные тела» предлагают уникальный взгляд на общество железного века Германии и Скандинавии.



Особенно интересным примером является «болотный человек», обнаруженный в 1948 году в Германии в местечке Остерби (Osterby), возраст находки около 70 — 220 годом нашей эры. Очень хорошо сохранились останки черепа, и волосы завязанные в «свебский узел», особый тип причёски распространенный среди древних германских племён в этом районе.

Остеологический анализ найденного в болоте человека Остерби показывает, что ему, скорее всего, было около 50-60 лет, когда он умер. «Свебский узел» на его голове указывает на то, что он, вероятно, был свебом и был свободным человеком, а не рабом. Возможно, он также был высокопоставленным воином, поскольку суэбский узел был символом высокого статуса.

Найденные на других местах «болотные тела», показывают, что во времена железного века, швабский узел из волос могли носить не только по бокам головы — как в случае с человеком из Остерби (Osterby), но также и на макушке или на затылке головы — как и в случае с «датгеном».



Согласно Тациту, «Свебский узел» (Suebian) это типичная мужская причёска, которую носили молодые люди из других древнегерманских свебских племён, желающие выглядеть более высокими, суровыми и мужественными на поле битвы. Однако среди самих Свебов эту причёску носили все мужчины, не только молодёжь, но и старики.



В настоящее время швабы (нем. Schwaben) — немцы, говорящие на особом швабском южно-немецком диалекте немецкого языка.
Историческую область на юге Германии, где большинство проживающих говорят на этом диалекте, называют Швабия (нем. Schwabenland), почти каждый швабский город имеет своё особое произношение. С точки зрения языкознания швабский диалект относится к алеманнской группе диалектов.

Стилизованный «Швабский узел» сохранился в национальном костюме швабов в виде пушистых шаров из ярко красных шерстяных ниток, укреплённых на шляпе.



Русский Крым

ЭКОНОМИКА СССР ВРЕМЕН "ЗАСТОЯ" (10-11 ПЯТИЛЕТКИ): ЖАЖДА ПЛАНОМЕРНОСТИ. САФРОНОВ А.В. (Л.2).



Лекция 2

16.11.2018

Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова при участии Молодежного Университета Современного Социализма.

План лекции :

10 пятилетка: прежние проблемы, новые ответы.
Эгоизм суперведомств, потеря КПСС роли арбитра.
Экономическая реформа 1979 года: замысел, проблемы реализации
Андропов: наведение порядка, экономический эксперимент. Роль экономической науки в подготовке рыночных преобразований.
Роль Госплана: потеря чувства реальности.
Основные имеющиеся в литературе объяснительные концепции (материал для дискуссии).
Выводы (постановка проблем).

Русский Крым

ЭКОНОМИКА СССР ВРЕМЕН "ЗАСТОЯ" (9-11 ПЯТИЛЕТКИ): ЖАЖДА ПЛАНОМЕРНОСТИ. ЛЕКЦИЯ 1 ЧАСТЬ 2.



Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова при участии Молодежного Университета Современного Социализма.
План лекции:
План лекции:

👉 Введение. «Развитый социализм» или «Застой?» Противоречивые тенденции общественного развития.

👉 Сложность и важность изучения периода. Роль аналитических записок тех лет как источников.

👉 Основной исследовательский вопрос при изучении периода. 👉 Проблемы (ограничения) развития в 9 (и последующих) пятилетках: трудонедостаточность и последствия Косыгинской реформы

👉 Целевые установки и задачи, которые было необходимо решить в 9 пятилетке.

👉 Методы решения задач (вызовов), их (не)успешность (борьба за рост производительности труда, укрепление трудовой мотивации, сокращение фронта строительных работ, ускорение внедрения НТР, рецентрализация планирования и т.п.)

👉 Экономическая подоплека бытовых негативных явлений (уравниловка, дефицит, теневая экономика).

👉 Основные стройки этапа (БАМ, Сибирь).

Русский Крым

ЭКОНОМИКА СССР ВРЕМЕН "ЗАСТОЯ" (9-11 ПЯТИЛЕТКИ): ЖАЖДА ПЛАНОМЕРНОСТИ. ЛЕКЦИЯ 1 ЧАСТЬ 1.



Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова при участии Молодежного Университета Современного Социализма.
План лекции :
👉 Введение. «Развитый социализм» или «Застой?» Противоречивые тенденции общественного развития.
👉 Сложность и важность изучения периода. Роль аналитических записок тех лет как источников.
👉 Основной исследовательский вопрос при изучении периода.
👉 Проблемы (ограничения) развития в 9 (и последующих) пятилетках: трудонедостаточность и последствия Косыгинской реформы
👉 Целевые установки и задачи, которые было необходимо решить в 9 пятилетке.
👉 Методы решения задач (вызовов), их (не)успешность (борьба за рост производительности труда, укрепление трудовой мотивации, сокращение фронта строительных работ, ускорение внедрения НТР, рецентрализация планирования и т.п.)
👉 Экономическая подоплека бытовых негативных явлений (уравниловка, дефицит, теневая экономика).
👉 Основные стройки этапа (БАМ, Сибирь).

Русский Крым

В. ФРИДМАН: «ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕМЬИ, ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГОСУДАРСТВА ЧЕРЕЗ 135 ЛЕТ».



В докладе рассмотрено, что нового внесли разные науки о человеке – антропология, социальная история, социальная психология и пр. за 135 лет, прошедших с выхода "Происхождения семьи, частной собственности и государства»; что из прогнозов Энгельса о ходе социальной эволюции подтвердилось, что опровергнуто, а что подкорректировано новыми данными так, что проблема стала сложнее и интересней. Показано, что теория происхождения человека, семьи, частной собственности и пр. Моргана-Энгельса-Нуаре выдерживает это испытание новым знанием лучше, чем конкурирующие концепции (Мердока и прочих структуралистов с одной стороны, социобиологов – с другой). Однако её конкретные утверждения должны своевременно обновляться сообразно этому знанию.

Лектор: Владимир Фридман, старший научный сотрудник Биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Русский Крым

ПУБЛИКУЕМ ТОВАРИЩА СТАЛИНА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИЗДАНИЯ «СТАЛИН. ТРУДЫ». ЗАМЕТКА 4.



С июня 1918 по август 1920 года И.В. Сталин 14 месяцев провёл на фронтах Гражданской войны. Его подписи стоят под оперативными документами, он лично отдавал приказания, вёл регулярную переписку с Реввоенсоветом Республики и Советом обороны. 31 декабря 1919 года Сталина наградили орденом Красного Знамени «в ознаменование всех заслуг по обороне Петрограда». В приказе РВСР № 383 говорилось, что в «тяжёлый для Советской России час назначенный Президиумом В.Ц.И.К. на боевой пост Иосиф Виссарионович Сталин своей энергией и неутомимой работой сумел сплотить дрогнувшие ряды Красной Армии. Будучи сам в районе боевой линии, он под боевым огнём личным примером воодушевлял ряды борющихся за Советскую Республику».

В разные годы его личный вклад в победу над интервентами и спонсируемыми ими антисоветскими силами оценивался по-разному.

Так, в статье «Революционное мужество» («Правда», 14 ноября 1934 года) командующий Особой Краснознамённой Дальне-Восточной Армией В.К. Блюхер писал: «Врангелевщина выросла на преступной близорукости отвратительного ренегата Троцкого, не умевшего оценить её угрозы делу пролетарской революции… Только гениальным предвидением вождей нашей партии была устранена создавшаяся угроза… Но полумеры, проводившиеся ренегатом Троцким, не давали возможности нанести удар врангелевцам. С этими полумерами было покончено лишь после выступления гениального вождя, организатора и непосредственного руководителя Южного фронта товарища Сталина…»

Как известно, в 1956 году вчерашняя гениальность в одночасье оказалась злобным невежеством. Да и прочие выдающиеся качества — их полной и безусловной противоположностью. Перемена, само собой, коснулась и оценки деятельности Сталина в Гражданской войне:

«С начала 30-х и до середины 50-х годов в советской исторической литературе укоренилась, обрела статус официальной и стала безраздельно господствующей сталинская концепция истории гражданской войны в СССР. Целенаправленно и настойчиво создавался и насаждался в сознание советского народа миф о Сталине как втором вожде партии и Красной Армии. Желаемый эффект достигался комплексным применением различных методов фальсификации истории…» (Липницкий С.В. Сталин Иосиф Виссарионович. Статья в сборнике «РВС Республики». М., 1991).

Итак, от гениальности до фальсификации.

Может показаться, что процитированные мнения диаметрально противоположны. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что у них больше общего, чем различий: безапелляционный стиль, безоглядная категоричность, претензия на всеобщность, нездоровая аффектация…

А что мы видим, работая напрямую с документами, без идеологического посредничества апологетов и ниспровергателей (многие из каковых, кстати, за долгую сытую жизнь успели побывать и тем, и другим)?

Анализ сталинской переписки в июне-августе 1918 года (сегодня она опубликована, наконец, целиком, см.: Сталин. Труды. Тома. 8 и 9.) ясно показывает: решая главную, продовольственную задачу, ради которой и был послан на Юг, Сталин не вмешивался в военные вопросы обороны Царицына до тех пор, пока боевые действия не нарушили систему переправки в центр эшелонов с хлебом. Взваливать на себя чужую ответственность, не имея ни образования, ни опыта, рискуя провалить дело — видимо так представляют себе сталинскую логику те, кто объясняет его вмешательство в руководство войсками карьерными или какими-то нездоровыми личными чертами. Где тут логика?

В качестве убийственного довода в пользу патологической подозрительности будущего тирана и его неадекватности приводят телеграммы в центр, обвиняющие военрука Северо-Кавказского округа А.Е. Снесарева в медлительности, неуверенных действиях, которые в сложившихся условиях «тянули» на преступную пассивность. Как же можно подозревать в подобном честного бывшего генерала, добровольно вступившего в Красную Армию?

Между тем, Андрей Евгеньевич относился к Советской власти весьма неоднозначно, сделанный им выбор дался ему нелегко. Вот что он писал в мае 1918 года в своём дневнике: «Тоска страшная, так и сосёт. Правильно ли я делаю, на верный ли я стал путь? Я полон сомнений и хожу из угла в угол; мысли нервны и кружатся бестолковым ходом. Ехать не хочется». Исследователь А.В. Ганин, далёкий от симпатий к Советской власти, опубликовал эти выдержки в своей монографии «Повседневная жизнь генштабистов При Ленине и Троцком». И далее написал: «Как офицер-государственник по взглядам Снесарев был близок руководителям белых армий и при ином стечении обстоятельств мог оказаться в рядах противников большевиков. Тем более, что он дружил с генералом Л.Г. Корниловым (последний заочно стал крёстным сыновей Снесарева Александра и Георгия)».

Как видим, налицо не только предпосылки к неуверенности и пассивности, но и к чему-то гораздо большему. И дабы безоглядно доверять таким военным специалистам, следовало быть дураком. Неизвестно, каким Сталин представляется его критикам, но дураком он не был.

Сталинские действия под Петроградом оценил РВСР, о чём сказано выше. И, вероятно, ему было виднее. Отдельного внимания заслуживает участие Сталина в разработке плана по разгрому Деникина в октябре 1919 года, но объём заметки не позволяет остановиться на нём подробнее (исправимся!).

В связи с агрессией панской Польши в качестве члена Реввоенсовета Сталин направлен на Юго-Западный фронт (где уже работал с сентября 1919 по февраль 1920 года). Среди многочисленных документов оперативного характера периода июня-августа 1920 года особого внимания заслуживают тексты переговоров по прямому проводу. Эта связь была самой оперативной (если её качество позволяло собеседникам вести диалог), и документы весьма содержательны. В сталинском фонде РГАСПИ сохранились переговоры не только с РВС армий фронта, но и с главкомом С.С. Каменевым (они велись совместно с командующим фронтом А.И. Егоровым), где главком напрямую обращается к Сталину, они выясняют взгляды друг друга на вопросы переброски войск, главком разъясняет свои решения, обещает учесть требования фронта.

После знакомства с этими текстами сомнения в степени сталинского владения оперативной ситуацией, понимания её, участия в подготовке и проведении фронтовых боевых планов легко развеиваются.

Понятно, что оценка личного и реального вклада И.В. Сталина в боевую работу — дело военных профессионалов, хорошо знающих условия Гражданской войны. У нас, как изучивших многие сотни архивных документов, своё мнение по этому вопросу есть. Но, к несчастью, современные историки слишком заняты, чтобы всерьёз заняться этим вопросом в ключе более содержательном, чем мнения, приведённые выше. Поэтому-то для всех заинтересованных и неравнодушных мы уже сегодня публикуем эти тексты в издании «Сталин. Труды» (сознательно помещая в Приложение томов максимум оперативных документов).

Напоследок несколько слов об условиях и специфике эпохи, игнорирование которых делает выводы некоторых исследователей странными до неприличия. Типа того, что в России «Ленин на немецкие деньги сделал переворот» или что Советская власть устояла лишь благодаря генштабистам. Будто судьба революции может зависеть от желания группки людей или решаться на поле боя. То, что выше понимания современных «учёных», было ясно огромному числу современников (белым, кстати, в меньшей степени: им для уяснения этого потребовалось быть битыми и вышвырнутыми за кордон).

К примеру, ставят в вину Сталину военную безграмотность, притом, что он де позволял себе вмешиваться в оперативные вопросы и критиковать военспецов. Наглый и недалёкий, да? Оставим в стороне вопрос грамотности или безграмотности: унтер-офицер С.М. Будённый и профессиональный революционер М.В. Фрунзе в Николаевской академии также не учились. Дело тут не в образовании. Гражданская война, навязанная Советской России извне и длившаяся столь долго и страшно исключительно по причине зарубежной поддержки, была лишь эпизодом в становлении Советской власти, первого в мире рабоче-крестьянского государства. И история этого становления началась задолго до Октября. Ленин, Сталин, другие большевики ещё на рубеже веков сделали свой жизненный выбор в пользу борьбы за справедливую жизнь трудящихся, чем поставили себя вне закона и монархической России, и буржуазной. Как в годы подполья и месяцы безвременья «временных», так и во время Гражданской войны и последующего мирного социалистического строительства, они продолжали делать одно и то же дело, не нуждаясь в чьих-то указаниях и в какой-то мотивации в борьбе за великую цель, согласно объективным интересам трудящегося большинства. И изменения, происходившие в России и мире (в том числе и в результате их деятельности), только подтверждали их правоту. Потому член РВС фронта Сталин и военспец главком Каменев отличались по-настоящему не должностями, не происхождением, образованием или возрастом. Каменев, Снесарев, Бонч-Бруевич служили бы в России при любой власти: победа одной политической силы над другой были для них вопросом вторичным. А Сталин боролся за лучшую жизнь для полутора сотен миллионов соотечественников, и в этой борьбе любой технический исполнитель на любом посту, — хоть шофёр, хоть делопроизводитель, хоть комполка, хоть главком, — был для него именно техническим исполнителем. И при намёке на угрозу делу революции и Советской власти из-за деятельности этого исполнителя такой Сталин ни на секунду не остановился бы перед его смещением или арестом. И не считал нужным спрашивать для этого чьего-то разрешения.

Этого очевидного соображения достаточно, чтобы понять: летом и осенью 1918 года для большевика Сталина, кинувшего все силы на обеспечение продовольствием голодающего центра, понимавшего важность связи с бьющейся насмерть Бакинской коммуной, окружённого луганскими шахтёрами, «иногородними» и трудящимися казаками, которые, как и он сам, «сожгли за собой мосты» и встали за Советскую власть против красновцев и «добровольцев», — для Сталина Царицын был в миллион раз ценнее, чем для всех вместе взятых военспецов. Взвесив всё, он выбрал, по его мнению, единственный верный путь для обороны города. Мог ошибиться? Конечно, мог. Но не ошибся: Царицын устоял, продовольствие продолжало идти в промышленные центра страны.

Такое поведение совершенно немыслимо в стабильном государственном аппарате. И, вероятно, единственно правильно в ситуации, когда рождается новая формация. И плевать было Сталину на мнения, обиды и, пуще всего, на последствия лично для себя.

Сергей Рыченков

Русский Крым

ПУБЛИКУЕМ ТОВАРИЩА СТАЛИНА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИЗДАНИЯ «СТАЛИН. ТРУДЫ». ЗАМЕТКА 3.



Предпринимая такое издание, довольно быстро задаёшься двумя вопросами: что публиковать и как публиковать? Речь, конечно, не об идеологических предпочтениях, в угоду которым что-то обнародуется, а что-то нет: мы за публикацию всех авторских материалов, что и делаем. И не о соответствии научным требованиям к изданию, благо в нём принимают участие учёные-историки. Речь о том, что хотел и как хотел публиковать сам автор и как это можно учесть сегодня. Здесь мы ступаем на зыбкую почву, рискуя при любом своём выборе столкнуться с более или менее обоснованной критикой.

Наиболее полно воля И.В. Сталина в этом отношении выражена изданием прижизненных Сочинений. Как известно, свет увидели 13 томов (из запланированных поначалу 16, а позже – 15 книг). Эта работа благодаря фондам Кабинета сочинений И.В. Сталина в партийном архиве (РГАСПИ, фонд 71) подробно документирована. Сохранена как редакция машинописных вариантов текстов, запланированных к включению в тома, но и редакция набора. Авторскую редакцию в той или иной степени претерпели почти все вошедшие в Сочинения тексты. И подчас значительную, вплоть до смысловой, когда исключались целые абзацы или добавлялись новые. Речь, разумеется, не о статьях, опубликованных ранее (хотя и их автор правил, на что, само собой, имел полное право), а в первую очередь о стенограммах выступлений. Характерные примеры: выступления на IV конференции КП(б)У в марте 1920 года или выступление выступления на Съезде народов Дагестана в ноябре того же года. Редакция этих текстов столь значительна, что фактически мы имеем два варианта одного и того же документа. Чем это объясняется? Во-первых, низким качеством стенографирования. Чтобы стало ясно, о чём речь, обратитесь к протоколам заседания конституционной комиссии апреля 1918 года (Сталин. Труды. Т. 7). Они толком не правились и отложились в архивах в первозданном виде. Они изобилуют пропусками, ремарками «не слышно», устная речь дана без разбивки на предложения, сплошь и рядом выступления оппонентов сливаются. И если запись на партконференции более или менее сносна, то насчёт выступления на съезде народов Дагестана в тридцатые годы историками велись серьёзные исследования с целью восстановления полноценной записи сталинских слов (Фонд 558. Оп. 4. Д. 580).

Помимо этого, как известно, устная речь и речь письменная значительно разнятся. Стенограммы же свидетельствуют, что зачастую Сталин выступал «без бумажки». Отсюда рассогласование предложений, повторы (его излюбленный риторический метод), не всегда (на его более поздний взгляд) точные формулировки.

Как поступать в таких случаях? Ориентироваться на выправленный текст, вошедший в Сочинения? Или дать читателю возможность «услышать» живое сталинское слово? Мы решили публиковать оба варианта: авторский даётся в основной части тома, неправленая стенограмма — в Приложении.

Целый ряд выступлений Сталина вообще не стенографировался. Тот, кто печётся о собственном культе, поступает ровно наоборот.

Забавно: целый ряд выступлений Сталина вообще не стенографировался. Яркие примеры этого обнаружены и изучены исследователем Невежиным в его работах «Застольные речи Сталина. Документы и материалы» и «Сталин о войне. Застольные речи Сталина 1933-1945». Многие выступления вождя тогда же, в тридцатые годы с трудом восстанавливались по записям участников встреч. Весьма красноречивое свидетельство. Тот, кто печётся о собственном культе, поступает ровно наоборот.

Ещё одна проблема публикации связана с тем, что относительно ряда текстов известно, что Сталин отклонил их включение в тома Сочинений. Должны ли мы, спустя восемь десятилетий ориентироваться на эти указания?

История подготовки прижизненного издания изучена нами довольно подробно, с этого мы и начали свою текущую работу (см. очерк об этом в томе 1 настоящего издания). Надо сказать, что Сталин многократно возвращался к одному и тому же тезису: нет задачи издать всё. Он ориентировался на довольно компактное, содержательное издание, в которое вошли бы самые важные с его точки зрения тексты. Работники института Маркса-Энгельса-Ленина, готовившие многотомник, наоборот стремились, пользуясь случаем, дать в томах больше интересных публикаций. Руководство ИМЭЛ заняло позицию выжидательную, благодаря чему спустя десять лет после постановления ЦК об издании сталинских сочинений (1935), работа едва-едва началась.

Сталин настоял на своём. И работая с архивами, мы видим сегодня, что 13-томник составляет в лучшем случае четверть от наличествующих материалов. Публикуя в отличие от своих предшественников всё, что принадлежит перу И.В. Сталина, мы исходим из простого соображения: у теперешнего издания другая цель. Советский человек, бравший в руки тома тёмно-вишнёвого цвета, находил в них ответы как на вопросы об истории борьбы за Советскую власть и первых шагов её становления, так и вопросы насущные, современные (в финальный том должны были войти знаменитые «Экономические проблемы социализма в СССР»). Современный читатель находится совершенно в иных условиях. И поэтому, мы считаем, издание следует максимально насытить информацией. Конечно, фамилия на корешке означает, что перед вами только сталинские тексты. Но во всём своём объёме, с учётом широты сталинских интересов, множества и многообразия выполняемых им обязанностей, эти тексты рисуют объёмную картину истории великой советской эпохи. В результате, издание становится источником и по истории Советской страны. Но что не менее важно, оно должно помочь заинтересованному читателю самостоятельно разобраться в том, кем же был этот загадочный, столь густо замазанный чёрной краской деятель, с делами и именем которого неразрывно связано не только наше прошлое, но в значительной степени настоящее, а, возможно, и будущее.

Сергей Рыченков

Русский Крым

ПУБЛИКУЕМ ТОВАРИЩА СТАЛИНА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИЗДАНИЯ «СТАЛИН. ТРУДЫ». ЗАМЕТКА 2.



Прошло 95 лет с того дня, как не стало Владимира Ильича Ленина.

В стране победившей капиталистической реставрации молодые люди, кому до 30, как правило толком и не знают этого имени — результат агрессивной антикоммунистической пропаганды, важнейшим методом которой не сегодня стало замалчивание. Как и когда нам и нашим потомкам предстоит заново открывать для себя Ильича — трудно сказать. Призываем не откладывать этого на потом, тем более, что ленинская мысль ещё очень долго не утратит своей актуальности.

Каким предстаёт перед нами со страниц архивных документов руководитель первого Советского государства?

Благодаря архивам сохранилась деловая и личная переписка между председателем Совнаркома и самыми разными его корреспондентами, прежде всего — ближайшими коллегами по партийной и советской работе. Обращённые к Владимиру Ильичу документы сохранили то исключительное к нему уважение, которое даётся не высокой должностью или солидным партийным стажем. Всё наоборот: его личный авторитет, его способности определяли отношение к нему окружающих. Сегодняшнему неискушённому читателю это понять трудно. Потому что для этого надо представлять себе, что за люди были вокруг Ленина, откуда они взялись, что за задачи решали. С лета 1917 года страна, как накренившийся, полузатонувший и потерявший управление корабль стремительно двигалась к катастрофе. В буржуазных условиях её ожидал неминуемый распад и убогое прозябание в виде жалких частей некогда огромного целого. Тем, кому сегодня за 40, довелось стать свидетелями подобной трагедии в иных условиях. Именно этого и не допустили большевики, провозгласив власть трудящихся, кардинально изменив «правила игры». В тех условиях ставка на то, чего никогда в истории не было, что никогда и нигде ещё не удавалось, воспринималась, либо как утопия и авантюра, либо — колоссальный научный эксперимент с участием десятков миллионов людей, чьими руками и в чьих интересах он проводился. И в тех неимоверно тяжёлых условиях не раз и не два ключевую роль играли интеллект, воля и интуиция Ленина, который понимал сложнейший российский и мировой расклад как никто из современников. Это хорошо видели его ближайшие товарищи. Это по своему безошибочно ощущали и далёкие от него люди. Люди самые разные, не искушённые в политике и экономике, почти без образования и вовсе без такового, слушая ленинскую речь, в которой он просто и наглядно говорил о самом сложном, понимали, что являются реальными участниками живого исторического процесса. Понимали, что воспринимаются не как подсобный материал и электоральные пешки для буржуев-паразитов и политиканов, а выдвинуты на авансцену Истории и предназначены играть в ней главные роли.

Нам незнакомы эти чувства. Остаётся лишь завидовать прадедам, на чей век выпало невиданное счастье стать хозяевами своей жизни.

Сергей Рыченков

Русский Крым

ПУБЛИКУЕМ ТОВАРИЩА СТАЛИНА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИЗДАНИЯ «СТАЛИН. ТРУДЫ». ЗАМЕТКА 1.



Тема Гражданской войны в России 1918–1922 годов превратилась в тему-призраков. Говорят об этих событиях исключительно как о трагедии, в которую Россию «ввергли». Кто вверг — понятно: «беспринципные авантюристы», «разрушители устоев», т.е. Советская власть. Как ей это удалось, не говорят, но постоянно твердят о «красном терроре», а вы уж там сами, ежели не дураки, догадаетесь. При этом выдвигать в качестве героев белых тоже не спешат, ограничиваются возведением в ранг мучеников. Оно и понятно, «герои» эти для начала как раз и были в первых рядах «разрушения устоев» монархических, то есть Февральской революции. А затем жадно и без разбора припали к руке дающей, будь то британская, французская, германская, американская или японская рука. А спонсоры борьбы с «большевистской заразой» и не скрывали, что Россия в результате нужна им исключительно по кускам. Какие уж тут поборники российской государственности, какая «единая неделимая»… Государственниками-то оказались красные, не щадившие жизни за страну для народа, а не для титулованных бездельников и захребетников-капиталистов.

Так и понимает молодёжь сегодня, в лоне госпатриотизма, эпоху Гражданской войны: виноватые есть, героев нет, «это наша общая трагедия». Ни к чему в ней копаться и разжигать; надо всех взять, и примирить…

А мы вот копаемся. Уж больно интересно. И чем дальше, тем интереснее.

В 558-м, сталинском фонде бывшего партийного архива (ныне, после череды переименований — РГАСПИ) центральная, самая обширная 1-я опись представляет собой едва-едва систематизированное собрание документов, даже не расположенное толком по хронологии. Дела за 1918-22 годы составляют большую его часть (больше 2 тысяч). Это бланки телеграмм, машинописные протоколы заседаний и стенограммы выступлений, а по большей части – рукописные тексты, частью в авторском исполнении, чаще – записанные секретарями. Погружаясь в этот океан, готовьтесь к неожиданным находкам и новым загадкам. Нормальная ситуация — когда обнаруженный документ порождает новые вопросы, поиск ответов на которые, наверное, и является основной работой профессиональных историков. Только что-то их в этом районе не замечено. Видимо, заняты каким-то сверхсрочным сверхважным трудом. В общем, «ушли на базу». Если вернутся, наверное, разъяснят, что мы тут делаем не так и почему. Только, боюсь, ждать придётся чересчур долго.

Сама работа в силу «сырости» исходного материала быстро располагает к рутине и автоматизму. Но это чисто внешняя сторона. Ведь за каждой бумажкой, по меркам Истории подчас не слишком важной или вовсе не важной, стоит чёрточка эпохи и личности.

3 февраля 1920 года по прямому проводу Реввоенсовет Первой конной армии связывается со Сталиным, прибывшим за день до этого в Курск, в штаб Юго-Западного фронта. Связь в ту пору была плохой. К тому же, противникам зачастую удавалось не только перехватывать сообщения друг друга, но и обманывать врага, выступая на другом конце провода в чужом качестве. Не удивительно поэтому, что С.М. Будённый сотоварищи начинают обмен с вопроса: «Для пароля. Кто министр кавунив?» Сталин отвечает: «Медведев». Ответ принят и переговоры продолжаются. Кто такой Медведев и при каких обстоятельствах его произвели в главноначальствующие над тыквами, мы, вероятно, никогда не узнаем. Да и не слишком важно это (хотя, конечно, любопытно J).

Спустя год, 12 февраля 1921 года Сталин пишет Г.К. Орджоникидзе:

1) Все твои шифровки получил. Ошибок много.

2) Цека требовал от тебя информации два раза в день, а ты не даёшь сведений уже два дня, Цека требует выполнения директивы.

3) Дай сию минуту сведения о линии достижения повстанцев.

4) Надо ускорить калакис агеба, без этого вопрос об Эривани будет хромать.

Сталин

Что такое «калакис агеба»? Поди угадай? Спустя три дня ещё:

Сейчас передам шифрованный ответ Цека, а пока предлагаю: Схлаве шеутие дастуриа анге калаки.

Сталин

15/II 16 час.

Возникает подозрение, что абракадабра на телеграфной ленте – вынужденный шаг, призванный ускорить передачу того, что, вообще говоря, подлежит шифрованию. Звучание нерусских слов и национальность автора и его корреспондента подталкивают к мысли, что это русская транскрипция грузинской речи. Так оно и есть. В первом случае Сталин предлагает ускорить «взятие города». Во втором – «Начинай наступление сейчас же, согласие получено, бери город». Обе телеграммы – о действиях 11-й армии РККА в Грузии и занятии Тифлиса.

Как назвать такое поведение в линии связи? Голь на выдумки хитра? Выдумка, однако, не слишком удачна. Ещё хуже то, что за этим «шифром» к Орджоникидзе полетит настоящая шифровка, а узнав заранее, о чём в ней может идти речь, противник получает возможность разгадать шифр реальный.

Русский Крым

ПУБЛИКУЕМ ТОВАРИЩА СТАЛИНА. ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИЗДАНИЯ «СТАЛИН. ТРУДЫ». ВМЕСТО ПРОЛОГА.



Начинать, как всегда, следует сначала. В любой драме важно сразу же сориентировать зрителя по месту и времени. В Драме Истории – и подавно.

Со временем ясно: едва отступаем от начала III тысячелетия, потом всё правее и правее… Усекли? Теперь с местом. Это сложнее. Публика нынче новая, со свежими, непромытыми мозгами. А стало быть, мягче с ней нужно, тщательнéе, как говаривал один персонаж. Нынче не всякий город Свердловск или Фрунзе на карте отыщет. Да что город – страны теряются. Где, к примеру, Венгерская Советская или Дальневосточная или там Германская Демократическая республики. Где? То-то.

Что такое? Зачем? Путают! Темнят!

Ладно-ладно, не тревожьтесь, не будем. Давайте, запросто, без этих штучек-дрючек. Спускаетесь, короче, в метро. Понятно? Едете до станции Проспект Маркса или Площадь Свердлова – это в центре, у любого спросите, покажут. Выходите к Колонному залу Дома Союзов, который на Пушкинской. Дальше совсем легко: направо наверх, мимо бывшего тетра Солодовникова, перейти проезд Художественного театра, один квартал пешочком – и мы на месте, возле приметного здания института Маркса-Энгельса-Ленина.

Тут надо остановиться, справиться с волнением.

Партийный билет с собой? Нет. Плохо…

Не отчаивайтесь. Вообразите, что перед вами не строгое здание сокровищницы мировой революционной истории, а, например, гора Эребор. Так лучше? За «фейс-контроль» отвечает пресмыкающийся пенсионного возраста, а не бравый сотрудник НКВД.

Лунный свет – на гномьи руны, стену долой и – нырь в недра!

Теперь даём волю воображению! Гляньте-ка, как переливаются самоцветным сиянием пухлые папки с рукописями Маркса. Как медово-янтарным золотым отблеском пуще любых слитков завораживают подшитые страницы со стремительными ленинскими строками. Как холодноватым отблеском не то серебра, не то платины заставляют замереть дела со сталинскими указаниями и черновиками.

Впрочем, что золото и алмазы – они редко по-настоящему вдыхают и хранят из века в век людские переживания, радости побед, торжество открытий, слёзы бессилия и достоинство попрания смерти. По минеральной природе своей они причастны вечности, но редко отказываются от роли немых, равнодушных и безучастных свидетелей Истории…

Другое дело – бумага. Ставшая когда-то чьим-то благодарным оппонентом, покорно готовая принять и понести в вереницах букв и рядах строчек важную (или не очень важную) мысль, памятку, изъявление благодарности или суровую отповедь, став в одночасье отпечатком душевного состояния того, кто запечатлел себя в истории на этом листке. Не фотография это и не видеофайл. Но насколько больше порой говорят маленькие записки, телеграммы, деловые письма и научные статьи! Вчитываясь в рукописный текст, ощущая шероховатую поверхность, – ту самую, которой десятилетия назад касался известный нам по портретам и хронике человек, – без Уэлса и Дока Брауна пронизываешь время и невольно вдыхаешь тот воздух, ощущаешь кожей биение того времени, с замиранием внимаешь смутным отзвукам ушедшей эпохи.

Сказка рассеивается, словно туман растворяются не рождённые ещё видения неизвестного профессора из далёкого Оксфорда. Всё встаёт на места: мы в Москве, в институте Маркса-Энгельса-Ленина. А внизу, в подъезде собранный и усталый сотрудник НКВД внимательно изучает документ очередного сотрудника, спешащего к своим научным занятиям.

Да, нам не пришлось идти через опасные земли, избегая троллей и сражаясь с гоблинами. Но так ли уж отличаемся мы от гномов, лишившихся в одночасье и дома, и царства, захваченного лютым и беспощадным Смаугом? И что может быть горше сознания утраченных достоинства и свободы?

В этой архивной тишине навеки застыли мечты и надежды наших великих предков, крестьянскими и рабочими руками поваливших смердящее идолище монархии, наотмашь перекрестивших алчных хапуг-толстосумов. В архивных толщах запечатлён свет великой страны, доказавшей миру, что можно и нужно жить без захребетников и кровопийц в правительствах и парламентах. Распахнём шкафы, раскроем дела, поднесём страницы к глазам и в тишине зазвучат голоса, без труда перекрывающие лепет клеветников и пакостников, что, стоя на четвереньках, лают и брызжут слюной на Страну Советов и великий советский народ.

Не надо священного трепета! Долой мертвящие ритуалы и замогильные молитвы! Вдохнём живую силу сжатой в пружину мысли, почувствуем себя на месте тех, кто посвятил жизнь великой борьбе за справедливость. И, быть может, отыщем, поймём что-то важное и в нашей, сегодняшней жизни, которая не прошла ещё даром и которая – коли мы ещё люди – уж точно предназначена для большего, чем наёмная лямка, обед в фастфуде и бесконечная голливудская дребедень…

Сергей Рыченков

Русский Крым

Очерк третий. Адмирал Колчак в борьбе с крестьянством. Ч.4.

12. Что мы переживали
Вторым по очереди применением приказов ген. Розанова было введение системы заложничества в красноярской тюрьме и в уездных тюрьмах по губернии. С 17-го апреля приказом ген. Розанова, в виду участившихся случаев нападений, убийств, порчи полотна железной дороги, казенного имущества, грабежа мирного населения, находящиеся в тюрьме большевики и разбойники, – как говорилось в приказе, – объявлены были заложниками. Ген. Розанов постановил, что за каждое преступление, совершенное в данном районе, из местных заложников должны расстреливаться от 3 до 20 человек. Кроме того, лиц, призывающих к ниспровержению существующей власти и так или иначе способствующих преступлениям и бесчинствам мятежников, приказано было предавать военно-полевому суду или расстреливать без суда, в зависимости от важности преступления. /136/

Вскоре начались и самые расстрелы. Так, 29 апреля,«по приказанию Уполномоченного Верховного Правителя по охранению Государственного порядка и общественной безопасности в Енисейской губ. были расстреляны за зверски растерзанного бандами красных прапорщика Вавилова следующие лица: Семененко Александр, Маерчак Виктор, Саломатов Григорий, Бойчук Ян, Левальд Карл, Мариловцев Василий, Нитавский Алексей, Блинов Иван, Коростелев Геннадий, Пепсин Иоганн».

1-го мая снова расстреляны из числа заложников, содержащихся в губернской тюрьме: Петерсон Ольгерд, Менчук, Коншин Иван, Вейман Федор, Иоффе Семен, Боград Яков, Шульц Эрнест, Перенсон Адольф, Станислаус Ян.

Из числа этих лиц Семененко, Маерчак, Коростелев, Петерсон, Боград, Перенсон – являлись крупными деятелями местного большевистского движения, но к крестьянскому движению отношения не имели, да и арестованы они были задолго до того, как это движение началось.

Списки расстреливаемых составлялись в штабе ген. Розанова. На расстрел брали ночью. Обреченных к расстрелу везли связанными в телеге по окрайным улицам города на гору, к кладбищу. В телеге их заставляли ложиться и покрывали сверху брезентом. При расстрелах разыгрывались потрясающие сцены. Большинство умирало спокойно с героизмом. На утро на место казни, которое было всем известно, так просто все это делалось, приходили родственники казненных, разрывали наскоро закопанные могилы и искали трупы близких людей. Мне известны случаи, когда находили.

Почти одновременно с расстрелами заложников в Красноярске приказы ген. Розанова применялись в гор. Енисейске. Енисейск когда-то был столицей золотопромышленного района; теперь это захудалый провинциальный город, в котором насчитывается всего 7-8 тысяч жителей. В феврале 1919 г. Енисейск оказался захваченным повстанцами и оставался в их власти что-то около месяца, кажется, 26 дней, или больше, в точности не помню. Попытки правительственных войск взять город обратно терпели неудачи одна за другой: войска попадали в засады и гибли, жестоко истребляемые повстанцами. У крестьян, живших по тракту на Енисейск, в эту зиму народился особый промысел. «Туда мы возим войска, а оттуда – гробы», – объяснял мне этот вид, заработка один из крестьян.

После месяца или двух господства повстанцы была выбиты из Енисейска ушли в тайгу, откуда и пришли, и в городе снова стала функционировать культурная, а не «разбойничья» власть.

Начали подводить итоги. Оказалось, что за это время в Енисейске погибло около 20 чел. местных обывателей, «буржуев», и оставшихся там офицеров и казаков. Трупы их нашли в одном из подвалов в тюрьме. Трупы были обезображены. Эти итоги несколько всех разочаровали: по Красноярску ходили слухи о гораздо больших жестокостях, проявленных «разбойниками», как это и полагалось разбойникам, да еще не видевшим ничего в жизни, кроме тайги с ее зоологической правдой. Стали подыскивать объяснения, и сошлись на /137/ известии из Енисейска, что там найден список в несколько сот человек, предназначавшихся к уничтожению, но повстанцы своего намерения расстрелять не успели привести в исполнение, хотя времени на это у них, казалось бы, имелось достаточно.

Вскоре после этого в Красноярск стали приходить известия, как ведет себя в Енисейске культурная власть. Ген. Артемьевым был послан из Иркутска приказ с «повелениями» верховного правителя в виде выше цитированной телеграммы от 23 марта. Не важно, знал или не знал Колчак, как эта телеграмма применялась в Енисейске, а важно, что всё делалось там его именем и сообразно его указаниям, присланным через ген. Артемьева. Делалось же следующее: за первое же время число казненных в Енисейске дошло до 700, по официальным данным, имевшимся в моем распоряжении. Так как населения в Енисейске всего 7-8 тыс. (по данным статистики 7033 чел.), то, следовательно, число казненных составляло ровно 10%. Расстреливали, как требовалось «приказом» ген. Розанова, каждого десятого.

Правительственные войска не щадили никого: ни женщин, ни детей, ни тем более мужчин. При расправах сводились личные счеты, людей губили по личной ненависти или из корысти. Для того, чтобы не тратить пуль на расстрелы, придумали новый способ казни, без пролития крови, как во времена средневековой инквизиции, но по иному способу. Занят был Енисейск еще зимой (март в тех краях настоящий зимний месяц), расположен город прямо на реке; на льду – проруби. В эти проруби и сбрасывали людей либо живыми, либо недобитыми. Это называлось отправлять в Туруханск. Штыками и нагайками осужденных на казнь гнали к прорубям и там топили. Над всем городом повисла угроза страшного террора, и никто из самых мирных граждан не мог быть уверен, что не сделается жертвой каких-либо насилий.

Совершенно то же самое происходило в других местах по дороге в Енисейск. Напр., в селе Казачинском было убито свыше 60 чел. (жителей там 1200-1300 чел.), многих точно также сбрасывали под лед. Был случай, когда сбросили туда крестьянку, заподозренную в большевизме, с ребенком на руках. Так с ребенком и сбросили под лед. Это называлось выводить измену «с корнем».

Пускать под лед, это – старая сибирская традиция. В былое время так чаще всего расправлялись со своими жертвами сибирские разбойники на больших дорогах. Теперь эта традиция возродилась снова в Сибири. Она практиковалась в ту зиму не в одном Енисейске, далеком и захудалом городишке, расположенном у входа в тайгу и тундры, не имевшим за собой культурных традиций. Какие культурные традиции могли быть в этом царстве приискового разгула, среди пляски «приваловских миллионов?» Не удивительно, что в нем царили такие поистине жестокие нравы. Но замечательнее всего то, что и в больших сибирских городах, с университетами, музеями, библиотеками, с культурными традициями еще со времен декабристов, напр., в Иркутске, – городе, который не даром называют «Сибирскими Афинами», творилось совершенно тоже самое, что и в Енисейске. В Иркутске это практиковалось зимой 1918 – 1919 г. /138/ при ген. Волкове, посланном туда адмир. Колчаком на правах ген.-губернатора. Ген. Волков известен, как организатор убийства Новоселова в Омске и как один из активных деятелей колчаковского переворота 18 ноября. Он был окружен всегда настоящей бандой офицеров, не гнушавшейся прямыми уголовными разбоями. В Иркутске волковские офицеры просто грабили людей, у которых имелись деньги, и потом топили их на Ангаре подо льдом. Мне известно 11 случаев такого разбоя, установленных официальным расследованием.

Адмир. Колчак на допросе в Иркутске, характеризуя дальневосточную атаманщину, с которой у него отношения были обостренные, указывал между прочим на чисто уголовную деятельность атамана Калмыкова, – «Что касается того, что делал Калмыков, то это были совершенно фантастические истории», – говорил Колчак.

Действительно, там шла напр., правильная охота на торговцев опиумом. Под видом политического ареста выслеживали этих торговцев, захватывали, отбирали опиум, а затем убивали. В случае обнаружения ссылались на то, что это были большевистские агенты и шпионы.

По словам адмир. Колчака имел место, между прочим, такой случай:

«Это случилось за несколько времени до моего отъезда,– сообщал Колчак,– Калмыков поймал тогда вблизи пограничной линии шведского или датского подданного, представителя Красного Креста. Он признал его большевистским агентом. Представитель Красного Креста был повешен. У него была отобрана большая сумма денег в несколько тысяч рублей. Требование Хорвата прислать арестованное лицо в Харбин и меры, принятые консулами, ни к чему не привели. Скандал был дикого свойства. Это был форменный случай разбоя».

Адмир. Колчак мог бы быть снисходительнее к Калмыкову. Таких случаев форменного разбоя и при нем самом было сколько угодно в Сибири. Этим занимались не только офицеры ген. Волкова в Иркутске, но и отряд Анненкова в Семипалатинске.

На Ангаре и на Енисее зимою спускали под лед, очень часто просто с целью грабежа. На третьей великой сибирской реке, на Оби, наблюдалась несколько иная картина. Здесь рубили головы. Считалось большим искусством одним ударом отрубить голову. Рубили – саблями. Летом 1919 г., в районе Усть-Чарышской пристани, на Оби, на пароходе, служившем карательному отряду, приговоренных ставили на самый край борта, заставляли нагибать голову над водой и срубали ее ударом сабли. Труп и голова падали в реку.

Иногда забавлялись, говорили, напр., приговоренному: – Сними носки-то. И когда он наклонялся, все было кончено.

Рубили головы, впрочем, и на Енисее. Так был казнен в том же Енисейске тем же летом 1919 г. некто Асинский, бывший политический ссыльный, много перенесший за время революции. Его судьба была исключительно печальна.

По дороге в тот же Енисейск, на тракту есть село Большая Мурта. Крестьяне из Большой Мурты рассказывали мне, как у них было расстреляно /139/ около 40 чел., как их сбросили в общую могилу и стали закапывать. Совсем уж закопали, но земля начала шевелиться: закопали еще живых.

Я не знаю, какая это казнь, с пролитием крови или без пролития.

Все эти репрессии уже к весне 1919 г. стали такими многочисленными, число пострадавших от них стало столь заметным, что даже среди власть имущих появилось желание каким-либо способом смягчить этот варварский режим. В этом отношении следует отметить «Приказ» по войскам сибирской армии от 6 мая 1919 г. за № 275, изданный ген. Гайдой в Екатеринбурге. В приказе между прочим читаем:

«Официальные донесения и жалобы обиженных и пострадавших указывают, что самочинные расправы, порки, расстрелы и даже карательные экспедиции, чинимые представителями власти, к сожалению, не прекращаются».

Далее ген. Ганда говорит: «Всех, кто будет самочинно производить экзекуции, расправы и расстрелы, я буду предавать военно-полевому суду как за истязание и обыкновенное убийство».

Приказ этот был издан в прифронтовой полосе. Лучше всего, что в тылу он был запрещен к опубликованию, хотя осуждал он только «самочинные» расправы – не больше. В Красноярске, напр., его не пропустила военная цензура.

Через полгода после ген. Гайды, когда самого ген. Гайды уже не было давно на фронте, с таким же совершенно официальным осуждением самочинных расправ и порок выступил ген. Дидерихс, назначенный тогда нач. штаба верховного главнокомандующего.

«Имеющиеся в моем распоряжении данные свидетельствуют о том,– говорит он,– что начальники отрядов, действующих на территории тыла по водворению государственного порядка, не всегда оказываются на высоте своего служебного долга по отношению к мирному населению; проявляемые чинами отрядов насилия, жестокости над мирными жителями, незаконное и несправедливое отношение к ним, постоянные нарушения их имущественных прав, некоторыми начальниками не только не пресекаются, но даже поощряются, при чем зачастую и сами начальники допускают такое же отношение к мирному населению, санкционируя этим преступления подчиненных».

Далее Дидерихс, между прочим, требует «не допускать намеренного в виде кары сжигания деревень, как меры, приносящей при условии непричастности к восстанию, хотя бы небольшой части населения деревни, лишь вред общегосударственному делу». (Приказ за № 7437 от 12 окт. 1919 г.)

Необходимо опять-таки отметить здесь, что первая из приведенных цитат не была пропущена военной цензурой и приказ вышел с пробелами, с так называемой, цензурной плешью[11]. Что касается второй цитаты о сжигании деревень и пр., то ген. Дидерихс, очевидно, в этом случае не знал, на кого он /140/ метил и в кого попадал своим осуждением. Если бы он это знал, то, вероятно, был бы в своих суждениях несколько осторожнее.

Но оба приведенные приказа в одном отношении одинаково характерны: они показывают, что в нарисованной нами выше картине правительственной борьбы с крестьянством нет ни одной капли преувеличения. Всё то, что мы видели выше, всё это никого не удивляло, и всё это было настоящим бытовым явлением. Это были те ежедневные, постоянно повторявшиеся истории, которые уже прискучили и мало кого волновали. Если уж генералы в приказах заговорили о них с осуждением, значит они набили оскомину. Нервы у всех притупились и плохо реагировали на эти ужасы жизни. И только иногда в эту сонную жизнь врывались такие потрясающие по своему драматизму события, что встряхивали даже привычных ко всему сибиряков. Одну из подобных историй я подробно, на ряду с вышеприведенными фактами, рассказал проф. Персу. Так же подробно я хочу воспроизвести ее здесь.

13. Дело канского городского головы Степанова 27-го декабря в гор. Канске, Енисейской губ., произошла попытка поднять восстание. Стояли праздники, третий день Рождества. В офицерском собрании происходил бал: гг. офицеры весело танцевали, было много публики, блистали красотой местные дамы. Когда бал находился в самом разгаре, в зал вдруг ворвалось несколько человек в солдатских шинелях и произвели ряд выстрелов, частью в толпу, частью вверх, чтобы вызвать панику. Когда потом все улеглось, ибо скоро оказалось, что ничего серьезного тут не было, что это только «путч», в танцевальном зале пришлось подобрать не одну пару погон, сброшенных в испуге гг. офицерами.

Одновременно с этим была произведена попытка поднять такое же восстание на ст. Иланской, находящейся в 30 вв. от Канска, но тоже безуспешная. Словом, это было одно из тех городских восстаний, базировавшихся на солдатской массе и железнодорожном пролетариате, которые спорадически возникали то тут, то там в Сибири, и почти всегда кончались неудачей.

После восстания в Канске начались аресты, расправы, обыски; власти мстили за пережитый испуг. Действовали они, правда, недостаточно энергично, и, когда в марте 1919 г. через Канск проезжал ген. Иванов-Ринов и принял от нач. гарнизона полк. Мартынова рапорт о ликвидации восстания, он остался недоволен. Ген. Иванов-Ринов разъяснил Мартынову, что в таких случаях должно быть расстреляно не менее 10% населения, как то и имело место в то самое время в Енисейске.

Все это являлось прелюдией к драме Степанова, дальше начинается самая драма.

В числе арестованных за восстание был, между прочим, канский городской голова – Степанов, член партии с.-р. фракции центра. Я знал Степанова лично и могу сказать, что к организации данного восстания он не имел /141/ никакого отношения, хотя был вообще человеком достаточно лево настроенным. Дело по обвинению Степанова в участии в канском восстании разбирала специальная военно-следственная комиссия, назначенная из Красноярска. Несмотря на все ее желание обвинить Степанова, она должна была признать, после тщательного следствия, что Степанов никакого отношения к восстанию не имеет. Кроме того, та же комиссия убедилась, что в деле некоторых лиц, привлеченных вместе со Степановым, напр., в деле Александрова, члена уездной земской (или, может быть, городской) управы, фигурировали подложные документы, едва не погубившие всех обвиняемых. В виду этого Степанова решено было освободить; тем не менее власти держали его в тюрьме.

В Канске в это время полным хозяином являлся атаман Красильников, присланный туда из Омска специально для борьбы с канскими повстанцами. Красильников – огромного роста мужчина, с внешностью тюремного Ивана, с широкой развевающейся бородой, вечно пьяный хулиган в генеральских погонах, – был воплощением сибирской атаманщины. Для Степанова не могло ничего быть хорошего от такого представителя власти в уезде, неограниченно в нем правившего. Еще в то время, когда Степанов находился за военно-следственной комиссией, некоторые офицеры из отряда Красильникова делали попытки взять его из тюрьмы, но тюрьма его не выдавала, да кроме того и военно-следственная комиссия протестовала против расправы прежде времени. Но, когда непричастность Степанова к восстанию выяснилась окончательно и был поставлен вопрос о его освобождении, Красильников, не желая выпустить намеченной жертвы из своих рук, обратился в Красноярск к ген. Розанову с просьбой разрешить ему принять свои меры против Степанова. Об этой телеграмме я был тогда осведомлен из источника, не подлежавшего сомнению.

На просьбу Красильникова ген. Розанов прислал утвердительный ответ, и участь Степанова была решена. Красильников задумал повесить Степанова, и повесить публично; ген. Розанов впоследствии говорил в свое оправдание, что этого он Красильникову не разрешал. Место для казни выбрали наиболее людное, площадь около вокзала. Повели туда Степанова из тюрьмы днем, путь лежал через весь город. По случайности или, может быть, это было сделано сознательно, но идти пришлось мимо того дома, в котором жила семья Степанова, его жена и двое детей подростков, сын и дочь. И жена и дети увидели его и бросились за ним на вокзал. Там на глазах огромной толпы, в присутствии своей семьи, не знавшей что ей делать от ужаса и горя, Степанова повесили на фонарном столбе около водокачки, и труп его подтянули высоко на кронштейне. Так он висел 29 часов.

Около проходили поезда, пассажиры высовывались из окон и спрашивали, что это такое. Им отвечали, что это канский городской голова Степанов.

Перед тем как на Степанова набросили петлю, он крикнул: «Да здравствует Учредительное Собрание». Но людям, его убивавшим, едва ли было не безразличным, кто он и каковы его политические убеждения. Со Степановым сводили личные счеты разоблаченные им в начале 1917 г. старые охранники царского режима, снова призванные на службу министром Пепеляевым еще /142/ в бытность его директором департамента милиции (был такой департамент при Колчаке). И они через Красильникова добились казни Степанова.

Все это кошмарное дело в том виде, как оно тут изложено, я передал проф. Персу, и в своей передаче я сделал только одно отступление от этого текста, именно следующее. Когда я сказал профессору о посылке Красильниковым телеграммы ген. Розанову и о разрешении ген. Розанова казнить Степанова, я прибавил, что, может быть, профессор не поверит точности моей информации, тем более, что я не могу, по вполне понятным причинам, назвать ему источника, из которого я заимствую эти сведения. Но ведь вот тут же, рядом со мной, сидит управляющий губернией, которому все это дело известно не хуже, чем мне. Если мои сведения не верны и я оклеветал Розанова, пусть он их опровергнет и снимет с ген. Розанова мои обвинения.

После этого наступила большая пауза, и все ждали, что скажет управляющий губернией. Но тот хранил глубокое молчание и ни в одной детали даже не пытался исправить мой рассказ.

14. Что было делать
Приводить ли еще примеры усмирительной практики колчаковских генералов? Не излишне ли это? Тот, кто не убедился сказанным, ничем не убедится, сколько бы перед ним ни развертывать этот кровавый свиток. Я предпочитаю поэтому оборвать его, чтобы подвести некоторые итоги.

События, рассказанные выше, почти все относятся к весне и лету 1919 г., когда положение колчаковского правительства считалось сравнительно прочным, а оптимисты говорили – блестящим. Большие надежды прежде всего внушало положение на фронте, не внутреннем – этим пока нельзя было особенно похвалиться, – а на «внешнем», на уральском. За март и за апрель положение на фронте представлялось в таком виде: был взят Ижевский завод, была взята Бугульма, взят Сарапуль, шло продвижение на Оренбург. Ударный пункт к этому времени уже определился, и колчаковские войска направлялись всем фронтом на Волгу: на Самару, на Казань, на Вятку, на Оренбург. К концу апреля падение этих городов, казалось, было предрешено, и благодаря этому выходили к тем приблизительно исходным пунктам, на которых они были в июле предшествовавшего года. По сообщению прессы, красная армия повсюду спешно отступала, увозя из городов все ценное имущество и оставляя целые местности. Казалось, «еще напор – и враг бежит». Впереди маячила уже златоверхие купола московского Кремля. К тому же начал наступление и ген. Деникин. Правительство чувствовало себя как будто прочным и ждало со дня на день вести о признании его союзниками (термин «Антанта» в Сибири в это время не употреблялся). Пред лицом всех этих фактов невольно вставал вопрос: что было делать? /143/

Для меня лично, впрочем, тут не возникало никаких колебаний. На ту власть, которая царила, я смотрел, как на организацию «сибирских фашистов», употребляя современные термины и аналогии. И если она чем-либо отличалась в моих глазах от европейского фашизма, то лишь в невыгодную для себя сторону. Это были фашисты на чисто сибирский манер, насквозь пропитанные специфически-уголовным элементом, в такой форме невозможным в европейской обстановке.

Затем, эта власть совершенно не искала для себя той по возможности широкой базы, какую все-таки стараются найти европейские фашисты, прекрасно знающие, что без народа управлять теперь не принято. Европейские фашисты стараются поэтому привлечь к себе народные массы так, как у нас привлекали их когда-то «зубатовцы», но для сибирских фашистов, при их государственной бездарности, даже зубатовская политика оказывалась недоступной. Да они, впрочем, и помимо этого в ней не нуждались. Сибирские фашисты во главе с адмир. Колчаком представляли собою чисто кастовую власть, узко ограниченную и замкнутую, власть верхней прослойки военных кругов. Европейские фашисты сохраняют все-таки гражданскую структуру власти и не посягают на ее полную ломку, но сибирские фашисты власть гражданскую всецело подчинили власти военной, сведя первую на нет. Высшим органом власти являлся поэтому при Колчаке не совет министров, как то следовало бы по колчаковской конституции, – совет министров был тогда в совершенном загоне и никакой роли не играл, – а высшим органом власти, если не по конституции, то фактически, было военное учреждение – ставка.

Здесь, в ставке, находившейся вдали от фронта, в самом Омске, решались все государственные дела, большие и малые, творилась вся политика, и внутренняя и международная. Полк. Лебедев, ген. Степанов, Иван Михайлов, Сукин, министр Пепеляев, Гинс – вот та компания, которая направляла всю политику и в руках которой находился и сам Колчак. Настроена ставка, была ультра-реакционно, озлобленно и монархически. Это был боевой военный центр нарождавшейся всероссийской реставрации. Люди, наполнявшие ставку, ничего не признавали, кроме своих узко-кастовых интересов. Лучше всего это сказалось на их отношении в земельной декларации – даже она показалась им слишком радикальной, о чем я говорил уже выше. В вопросах международной политики ставка была настроена в пользу японцев, что и понятно для таких заядлых монархистов. Проводником японской ориентации там был мин. ин. дел Сукин, человек с символической фамилией, воспитавшийся в заграничных посольствах царского времени. В вопросах внутренней жизни на стороне японцев стоял мин. фин. Ив. Адр. Михайлов, которого «молва убийцей нарекла» (дело Новоселова), оставив за ним в истории Сибири кличку «Ваньки Каина». Михайлов являлся самым талантливым человеком среди тех государственно-бездарных людей, которые окружали Колчака, но он обладал всего только талантом интригана, виртуоза в этой области, не останавливавшегося перед чисто фашистскими методами устранения своих противников. /144/

Весной 1919 г. вся эта банда – ибо это была действительно банда – достигала кульминационных пунктов своего влияния, и одно время казалось, что она вот-вот получит всероссийское значение, к чему она так стремилась. Если бы это случилось тогда, «сибирские фашисты» приобрели бы право требовать себе места на международной арене и, быть может, положили бы начало для создания союза мировой реакции. Такую перспективу я считал возможной не только весной 1919 г., но и позже, осенью того же года, во время наступления Деникина, о чем я еще буду говорить, описывая свое столкновение на этой почве в октябре 1919 г. в Иркутске с чешским уполномоченным Богданом Павлу. Нет никакого сомнения, что, если бы такой союз создался, то на восток он простер бы свои щупальца вплоть до Японии, этого стража реакции на всем бассейне Великого Океана.

Я вовсе не считал такую перспективу желательной с точки зрения той общественной позиции, которую я тогда занимал, да и теперь занимаю, хотя, если бы нас и не минула такая чаша, я бы не пришел от этого в отчаяние. Когда реакция приняла бы всероссийский объем, то она, по моему мнению, вызвала бы и всероссийское противодействие. Но, с другой стороны, не было нужды и ждать этого, погружаясь в общественный квиетизм, и наблюдать спокойно реакционную вакханалию, поднимавшуюся с окраин к центру. Поэтому, когда, после падения Директории, людям моего образа мыслей приходилось искать спасения путем выезда из Сибири на Дальний Восток, я предпочел быть среди тех, которые остались на территории Колчака в расчете, что здесь, может быть, еще понадобятся и их силы.

И теперь, несмотря на все, потом бывшее, я в этом не раскаиваюсь и считаю правильной ту линию поведения, которой я тогда придерживался, хотя она дала в результате далеко не то, на что я в свое время рассчитывал. Я попробую в своем месте объяснить, почему и как эти ожидания не оправдались и в чем они состояли. Но загадывать об этом весной 1919 г. было еще рано, возможности предстояли всякие. Надо было только действовать. Предстояла борьба. Медлить и откладывать было некогда. /145/

1. Об этом восстании много писалось в тогдашних газетах томских и ново-николаевских. Кроме того, в моих руках находился в то время секретный доклад о нем управл. томской губ. Б. Михаловского, в котором, хотя и с большой неохотой, значительная доля ответственности за восстание возлагалась на лесную администрацию.

2. Омский военпром – военно-промышленный комитет.

3. См. выше о Бржозовском и Жардецком, в рассказе Н. Ф.Фоминой.

4. Что-то вроде «Гастролеры революций».

5.См. дальше, очерк IV, гл. 10-ая «Кап. Шемякин о судьбе Бориса Моисеенко». Кап. Шемякин был нач. штаба у атамана Красильникова.

6.В другом своем приказе, требуя энергичного и беспощадного преследования мятежников, ген. Розанов писал: «за вялость и бездействие буду предавать военно-полевому суду, как потворствующих разбойникам». Приказ от 26 марта.

7. После этого приказа ген. Розанов издал «Обязательное постановление» об охране железной дороги. В нем говорится:

«Мятежники нападают на поезда и разрушают железнодорожный путь. Их задача задержать подвоз товаров с востока, которые так нужны и деревне и городу. Сельское население деревень безразлично относится к такой деятельности мятежников, которые нередко живут в деревнях близ железной дороги и отсюда нападают на железнодорожные станции, портят путь и устраивают крушения поездов. Крестьяне должны мятежников из селений выдавать властям, а дорогу всемерно охранять. Чем скорее сельские общества помогут это сделать, тем скорее в уезде установятся порядок и мирный труд. Так как добровольно этого сельские общества не хотят делать, то я должен принять решительные меры и издать следующее обязательное постановление».

Далее следует самое постановление из 14 пн., которым устанавливается настоящая крепостная повинность всех крестьян придорожной полосы по охране магистрали. Надзор за дорогой устанавливался «непрерывно днем и ночью» с суровыми карами за нерадивость. За каждое крушение поездов крестьяне несли ответственность, либо денежную, либо «с преданием военно-полевому суду», с усилением наказания но 90 ст. закона 18 февр. 1919 года (до смертной казни). В этом приказе лучше всего официальное признание, что правительству крестьяне «добровольно» помогать не желали, а мятежникам помогали.

8.Об этих документах см. дальше в тексте. Опубликовать напечатанную там телеграмму мне пришлось в экстренном заседании иркутской городской думы 25 ноября 1919 г. (когда власть адмир. Колчака еще не была ликвидирована). Заседание было созвано по предложению Зем. Полит. Бюро и посвящено вопросу об организации власти. На заседании присутствовали несколько лиц, делегированных от правительства, и представители всех дипломатических миссий, прибывших перед тем в Иркутск. Из числа последних не присутствовали только японцы, что было очень характерно. Помимо иностранцев, на этом заседании были представлены все общественные организации гор. Иркутска.

9. См. слова о «братской помощи с Востока» в приказе Колчака от 26 дек. 1919 г. за №243/а, данном на ст. Камышет.

10. Взрослого мужского населения истреблять почти не пришлось, так как все оно ушло либо в тайгу, либо разбрелось по другим деревням. Осенью Ст. Баджейская вол. переживала своеобразный кризис: решительно некому было убирать поля, а урожай в этот год, как нарочно, оказался очень обильным.

11. В таком виде он напечатан, напр., в журнале «Нов. Земск. Дело» №№ 24-25, 1919 г.

Русский Крым

Поместья мирного незримый покровитель.

Обнаружила старые фотки домовичков, которых давно уже раздарила. Но выложить не помешает. Любуйтесь и лайкайте, если зацепит )))

Поместья мирного незримый покровитель,
Тебя молю, мой добрый домовой,
Храни селенье, лес и дикой садик мой
И скромную семьи моей обитель!



Да не вредят полям опасный хлад дождей
И ветра позднего осенние набеги;
Да в пору благотворны снеги
Покроют влажный тук полей!



Останься, тайный страж, в наследственной сени,
Постигни робостью полунощного вора
И от недружеского взора
Счастливый домик охрани!



Ходи вокруг его заботливым дозором,
Люби мой малый сад и берег сонных вод,
И сей укромный огород
С калиткой ветхою, с обрушенным забором!



Люби зелёный скат холмов,
Луга, измятые моей бродящей ленью,
Прохладу лип и клёнов шумный кров —
Они знакомы вдохновенью.



Стихотворение-пожелание «Домовому» было написано А.С. Пушкиным, предположительно, 200 лет назад - в августе 1819 г., когда 20-летний поэт покидал «приют спокойствия, трудов и вдохновения» - усадьбу в селе Михайловское.

Это журнал об игрушках-самоделках, нарядах для Барби (она же Барбара Роджерс), праздничных и других необычных головных уборах, масках и аксессуарах для маскарада, ростовых фигурах, сувенирных домиках, украшениях (бижутерия), а также о разных других интересных и красивых штучках, которые я умею мастерить. В моем фотоблоге вы найдете пищу для вдохновения и идеи для подарков. Смотрите, заимствуйте, творите. Давайте советы и подсказки. Если появится желание что-то приобрести из понравившегося, я готова обсудить этот момент.

Почта: kukolki-natali@list.ru

@